• vkontakte odnoklassniki mailru yandex google
Забыли пароль?
» » Становление психологии как науки

 Становление психологии как науки 

Лекция по психологии: "Становление психологии как науки"

 

Первое систематическое изложение психологических явлений было предпринято древнегреческим ученым Аристотелем в его трактате «О душе». Но собственно научное экспериментальное исследование психических явлений и их закономерностей началось по сути дела с середины XIX в., а подлинно научная психология начала складываться и того позднее – на рубеже XIX-XX вв. Условно выделяют четыре основных этапа становления психологии как науки.

 

I этап (IV в. до н.э. - середина XVII в. н.э.) психология как наука о душе. Наличием души пытались объяснить все непонятные явления в жизни человека: сон, сновидения, состояния транса, овладение магическими умениями (например, удачей в охоте), смерть и т.п. На этом этапе психология была донаучной, так как она не имела своих собственных методов исследования, а пользовалась философским методом логических рассуждений.


Представления о том, что в человеке живет нечто особенное, отличное от его физического тела, сложились в глубокой древности. Общая черта первичных взглядов на психические явления заключалась в неизменном придании им таинственности, сакральности. Другая важнейшая характеристика этих взглядов – анимизм – вера в то, что каждый объект не только живой, но и неживой природы непременно обладает душой и, кроме того, души могут существовать независимо от объектов и представляют собой особые существа. Учение о душе исходно складывалось в рамках древнегреческой философии и медицины. В философии древней Греции душа (при сохранении взгляда на нее как на нечто, дающее возможность движения, ощущений, мышления, переживаний) часто предстает как некое начало, родственное определенной стихии, или ее воплощение. Успехи, достигнутые античными философами и медиками в развитии учения о душе, послужили фундаментом всех дальнейших разработок психологического знания, которые на этом этапе в основном сводились к расширению круга рассматриваемых феноменов. Так начиналась психология, так были сделаны первые умозрительные попытки найти ответы на вопросы: что такое душа? Каковы ее функции и свойства? Как она соотносится с телом? Так сформировался исторически первый предмет психологии – душа как нечто, отличающее живое от неживого, дающее возможность движения, ощущения, страсти, мысли. Теперь мы минуем много столетий и обратимся к Новому времени, к европейскому XVII веку. Конечно, это не означает, что ученые средневековья и раннего Возрождения не размышляли о природе души; однако именно в XVII веке, в работах ведущих философов сложились концепции нового типа, пытавшиеся рационально, т.е. на основе разума (и веры в его могущество) сформулировать представления о мире и человеке; к этому же времени принадлежат и развернутые попытки создания системы обоснованных (не только на уровне формальной логики) правил, методов рассуждения в науке.

 

II этап (середина XVII в., - середина XIX в.) – психология как наука о сознании. Возникает в связи с развитием естественных наук. Способность думать, ощущать, чувствовать, желать назвали сознанием. Основным методом изучения психических явлений считается наблюдение человека за самим собой (метод интроспекции) и описание фактов. Философская дискуссия перестает быть единственным инструментом познания.

 

Становление психологии в этот период связано с несколькими выдающимися именами.

     Первыми из них мы назовем Рене Декарта (1596-1650), французского мыслителя, философа. Взгляд Декарта на соотношение души и тела определяется как дуализм, т.е. признание двух субстанций, не сводимых друг к другу и обладающих независимыми свойствами. Тело обладает, по Декарту, свойством протяженности; душа же обладает свойством мышления. Соответственно, Декарт и рассуждает о них, создавая, по сути, два разных учения. Тело, согласно его представлениям, действует по законам механики. Процессы жизни у животных – своего рода заранее «готовые» ответы на внешние воздействия. Так же механически протекают нервные процессы у человека: нервы – это трубочки, передающие животные духи как газ или ветер. Общая схема такова: от органов чувств по «чувствительным» нервам (сейчас их называют центростремительными или афферентными нервными путями) воздействие поступает в головной мозг, откуда по двигательным нервам (центробежным, эфферентным путям) животные духи поступают к мышцам, заставляя их напрягаться, что вызывает ответное движение. В этой схеме предвосхищена идея рефлекса, возникшая в науке позже, в связи с чем Декарта часто называют «отцом физиологической психологии». Итак, есть простая схема, описывающая телесное поведение. В равной ли степени она описывает животное и человека? По Декарту, нет. Люди обладают разумом: животные же бездуховны, они не мыслят. Именно разумная душа составляет сущность человека, она позволяет ему управлять своим поведением. Знаменитая фраза Декарта «Мыслю, следовательно, существую» вытекает из его попытки найти нечто, не подвергаемое сомнению; таким несомненным фактом является факт наличия самого сомнения, а следовательно, мышления. Таким образом, душа в системе Декарта оказалась интеллектуализированной; к ней относится все то, что можно помыслить, наблюдать, осознать. Тем самым душа оказалась равной сознанию, тому, что человеку дано в его мышлении о своем внутреннем мире; эта традиция сохранилась в психологии надолго. Начиная с Р. Декарта психология стала трактоваться не как наука о душе, а как наука о сознании. Идеи Р. Декарта надолго определили ход развития философского учения о познании, а затем послужили важным фактором образования и развития научных парадигм в психологии.

 

К середине XVII в.

К середине XVII в. сложилось и стало доминировать представление, что знание основывается на опыте, а идеи, которые со­ставляют содержание сознания, появляются на основе опыта. Эта точка зрения вос­ходит к сенсуализму, учению, сложившемуся еще в античности, согласно которому нет ничего в разуме, чего раньше не было бы в чувстве. И.М. Сеченов (1829-1905) на основе представления о рефлексе сформулировал одну из первых программ превращения психологии в научную дисциплину. Сеченов радикально преобразовал само понятие рефлекса, во-первых, рассматривая событие, запускающее рефлекс не как собственно физический стимул, а как раздражитель, имеющий для организма определенное сигнальное значение, соответствующее возможностям организма и отражающее свойства среды, и, во-вторых, сам рефлекс воспринял не просто как распространение возбуждения по нервам от рецептора к эффектору, а как целостный развивающийся акт организма. Это позволило использовать трансформированный им принцип рефлекса для объяснения явлений мышления и воли. Сеченов обосновывал необходимость замены субъективного метода интроспекции на объективный, включения в сферу исследования не только феноменов сознания, но и двигательной активности. В этот период важнейшей проблемой становилась выработка отношения психологии к таким общенаучным ценностям, сформировавшимся к тому времени в естественнонаучных дисциплинах, как приемы экспериментального исследования, требования к его обобщенности, объективности, количественному характеру знания. Таким образом, в этот период формирования психологического знания в рамках других научных дисциплин были изжиты донаучные представления о душе как нематериальной бестелесной субстанции, произошел отказ от умозрительного решения вопросов о природе души в пользу изучения феноменов сознания, опыта человека на основе самонаблюдения; сформулирована необходимость перехода от исследований теоретико-познавательного философского типа к конкретно-научным. В исследованиях, выполненных в этот период, сложились основные объяснительные принципы — развития, детерминизма, целостности, активности, даны их разнообразные трактовки, которые наряду с понятиями, сформулированными для описания изучаемой реальности (характер, темперамент, восприятие, апперцепция, самонаблюдение, сознание, опыт, поведение и т. д.), на следующем этапе развития психологии играли важнейшую роль при формировании парадигм. К концу этого периода наметилась ориентация организации исследований на общенаучные ценности и нормативы, сложились контакты с уже сформировавшимися самостоятельными науками, были разработаны первые научные программы исследований, которые составили основные необходимые предпосылки формирования психологии как самостоятельной научной дисциплины и парадигм как ее структурных компонентов.  Но все же в этот период не было завершено формирование необходимых составляющих структуры научного знания — собственного предмета и метода, таких институтов, как специализированные лаборатории, научные периодические издания, обеспечива­ющие коммуникацию научного сообщества, не существовало и самого сообщества профессиональных психологов.

 

III этап (середина XIX в. – середина XX в.) – психология как наука о поведении.

С 60-х гг. XIX в. начался новый период развития психологической науки. В это время возникает много разных «психологий» со своими принципами и языком; первоначально они с трудом взаимодействовали, чаще всего существуя в противопоставлении друг другу (на современном этапе эти течения – в их нынешних вариантах – часто стремятся, если не к объединению, то к заимствованию методов, понятий и пр.). Этот период часто называют периодом открытого кризиса в психологии. Происходит трансформация предмета психологии, представления о «душе» и «сознании» оказываются недостаточными. В этот период зарождается психология не только теоретическая, но практическая.

Основателем научной психологии принято считать знаменитого немецкого исследователя Вильгельма Вундта (1832-1920), открывшего в 1879 г. первую в мире экспериментальную психологическую лабораторию в Лейпциге. Соответственно этот год считается годом рождения психологии как науки – Вундт как бы узаконил право эксперимента на участие в изучении сознания

     Важнейшая роль В. Вундта в становлении психологии как самостоятельной научной дисциплины состояла в том, что именно он организовывал первые специализированные институты психологической науки. В 1879 г. Вундт основал научную лабораторию в Лейпциге (Институт экспериментальной психологии), в которой проводились исследования и обучение специалистов-экспериментаторов (подготовлено более 150 психологов из 6 стран мира), а в 1881 г. — научный журнал «Философские исследования» (Philosophische Studien), вопреки названию целиком посвященный психологическим проблемам.

Другим крупным психологом того времени – и вклад этого мыслителя в психологию, как и в философию, совершенно уникален – был американский ученый Уильям Джеймс (1842 – 1910), создатель теории «потока сознания». Он не был экспериментатором, однако, на основе самонаблюдения других людей, клиническом материале и наблюдении создал особый подход к сознанию и собственную теорию; ряд его идей (очень небесспорных порой) послужил основой для новых направлений психологической мысли, а по тем временам их оригинальность была удивительна.

     У. Джеймс полагал, что, помимо вопроса о том, как устроена душа, что лежит в ее основе, как она меняется и по каким причинам и т.д., не менее, а возможно, и более – важен вопрос о том, какую ценность она составляет для человека, чему она служит (это направление получило название «функционализм»). По Джеймсу, основное заключается в том, что душа позволяет человеку приспособиться к миру, по возможности комфортно себя в нем чувствуя.

Именно к Джеймсу восходят первые исследования самосознания и самооценки; он выдвинул ряд положений, актуальных и до настоящего времени (например, о двойственности «Я», которое выступает и как объект оценки, и как оценивающий субъект; проанализируйте в этом отношении фразы типа «Я недоволен собой»).

К концу XIX в. было обнаружено, что метод интроспекции не раскрывает основных сторон психики хотя бы потому, что круг изучаемых в психологии явлений не исчерпывается феноменами сознания. Уже эти обстоятельства лишают интроспекцию статуса метода. Не менее важно, что интроспекция может быть применима лишь к небольшому числу объектов, соответствующих предмету психологии. Должны быть исключены объекты, у которых не сформирована, нарушена или отсутствует способность к самонаблюдению: дети представители некоторых культур, лица с психологическими и неврологическими поражениями, лица, находящиеся в специфических состояниях (сон, стресс, включенность в ответственную деятельность) или подлежащие судебно-медицинской экспертизе, группы и коллективы как предмет психологического исследования, животные.

Применение самонаблюдения как методики сталкивается с непредсказуемой зависимостью результатов интроспекции от следующих факторов: 1) культурная принадлежность субъекта; 2) степень овладения самонаблюдением, которая ограничивается возрастными особенностями, языковой компетенцией и т. д.; 3) соотнесение нескольких внутренних планов при совмещении основной деятельности и самонаблюдения, от чего не спасает и ретроспективная интроспекция; 4) установка испытуемого на участие в исследовании, его роли во взаимоотношениях с исследователем и др.

     Поэтому интроспекция также не является и методикой психологического исследования, а может рассматриваться лишь как неизбежное условие применения некоторых методик психологии (например, опросников) или вспомогательный прием сбора эмпирического материала (рассуждения вслух при решении задач, отчеты испытуемых).

Существенные изменения в представления о предмете и методе психологии были внесены 3. Фрейдом (1856-1939), который основал парадигму психоанализа.

Идея неосознаваемых психических явлений, бессознательного, которое составляет предмет изучения психоанализа, была введена в психологию Г. В. Лейбницем и развита Г. Гельмгольцем (теория бессознательных умозаключений), а также Г. Фехнером, который полагал, что большая часть психической деятельности не обнаруживает себя в сознании. Другие – источники психоанализа – неврология (область, в которой специализировался 3. Фрейд), применение гипноза в лечении истерии французскими врачами Ж. Шарко и П. Жане в парижской клинике «Сальпетриер», где Фрейд проходил стажировку, и др.

     Психоанализ в его развитой форме до его превращения в версию популярной психологии был направлен на изучение личности и строился в соответствии с такими принципами, как принцип детерминизма (в механистической версии), принцип развития (причем одно из важнейших положений психоанализа состоит в том, что этапы онтогенеза ребенка фиксируются в виде специфических психических структур), принцип активности, источник которой, согласно учению Фрейда, лежит внутри субъекта.

Психоанализ отказался от интроспекции как метода исследования. Для получения исходного материала о глубинных психических структурах и процессах использовался анализ свободных ассоциаций, оговорок, специфики забывания, толкование пересказов сновидений, и т. п. Установление особенностей глубинных психологических структур через интерпретацию этого материала составляет существо нового метода, который Фрейд назвал психоанализом.

Широта исходной психоаналитической парадигмы позволила ей дифференцироваться на множество неофрейдистских парадигм: аналитическую психологию К. Юнга (1875-1961), индивидуальную психологию А. Адлера (1870-1937), теорию глубинных источников тревоги К. Хорни (1885-1952) и др.

     Радикальный переворот в представлениях о предмете и методе психологии был совершен Дж. Б. Уотсоном (1878-1958). Датой рождения бихевиоризма (от англ. behaviorповедение) считают публикацию в 1913 г. статьи «Психология с точки зрения бихевиориста» (Psychology as the Behavionst Views It) в научном психологическом журнале «Психологическое обозрение» (Psychological Review). С точки зрения этой парадигмы, психология представляет собой объективную экспериментальную отрасль естественных наук (Д. Шульц, С. Э. Шульц, 1998, с. 281-293). Бихевиористы отвергают метод интроспекции и отказываются от представления о сознании как о предмете психологического исследования, а также полагают, что любые психологические структуры и процессы, не наблюдаемые объективными методами, либо не существуют (поскольку нельзя доказать их существование), либо недоступны для научного исследования.

     Что же может быть предметом изучения? Ответ бихевиористов: поведение, активность. «Поток сознания мы заменяем потоком активности»,– объявил Д. Уотсон.

Активность – внешняя и внутренняя – описывалась через понятие «реакция», к которой относились те изменения в организме, которые могли быть зафиксированы объективными методами – сюда относятся и движения, и, например, секреторная деятельность,

В качестве описательной и объяснительной Д. Уотсон предложил схему SR, в соответствии с которой воздействие, т. е. стимул (S), порождает некоторое поведение организма, т.е. реакцию (R), и, что важно, в представлениях классического бихевиоризма характер реакции определяется только стимулом. С этим представлением была связана и научная программа Уотсона — научиться управлять поведением. В самом деле, если реакция определяется стимулом, то достаточно подобрать нужные стимулы, чтобы получить нужное поведение! Следовательно, нужно проводить эксперименты, направленные на выявление закономерностей, по которым формируются стимул – реактивные связи, организовать тщательный контроль ситуаций, регистрацию поведенческих проявлений в ответ на воздействие стимула.

     Еще один важный аспект: эта схема распространима и на животных, и на человека. По Уотсону, законы научения (т. е. формирования реакции на определенные стимулы) универсальны; поэтому данные, полученные в экспериментах с кошками или крысами, распространимы и на человеческое поведение.

Описание научения, данное Д. Уотсоном, достаточно просто в своей основе (что во многом определило популярность бихевиоризма) и соотносимо с закономерностями формирования условного рефлекса по И.П. Павловy (на которого, кстати, бихевиористы широко ссылались).

     Одним из наиболее авторитетных бихевиористов является Б. Скиннер, предположивший, что поведение может строиться и по иному принципу, а именно, определяться не стимулом, предшествующим реакции, а вероятными последствиями поведения. Это не означает свободы поведения (хотя в рамках его подхода и обсуждается проблема «самопрограммирования» человека); в общем случае имеется в виду, что, имея определенный опыт, животное или человек будут стремиться воспроизводить его, если он имел приятные последствия, и избегать, если последствия были неприятны. Иными словами, не субъект выбирает поведение, а вероятные последствия поведения управляют субъектом.

Соответственно, можно управлять поведением, вознаграждая (т. е. положительно подкрепляя) определенные способы поведения и тем самым, делая их более вероятными; на этом основана предложенная Скиннером идея программированного обучения, предусматривающая «пошаговое» овладение деятельностью с подкреплением каждого шага.

Бихевиоризм существует до настоящего времени; многие исследователи и практики, в том числе в педагогике, психотерапии ориентированы на него, хотя среди наиболее популярных зарубежных теорий он, сравнительно с психоанализом и гуманистической психологией, находится на вторых ролях. Вместе с тем его несомненной заслугой признается то, что он показал возможность объективного подхода к психическим явлениям, а также разработал методологии и техники экспериментального исследования. И так, бихевиоризм предметом изучения сделал поведение; его приложения (в отношении человека) – педагогика, психология, терапия; в обоих случаях предполагается формирование нужных реакций и исправление ошибочных.

 

IV этап (середина XX в. по настоящее время)

IV этап (середина XX в. по настоящее время) психология как наука, изучающая факты, закономерности и механизмы психики До середины XX века в психологии сформировалось большое количество конкурирующих несовместимых и даже несопоставимых парадигм, которые реализовали потенциально логически возможные версии понимания предмета и метода психологии. Это была уникальная ситуация в истории науки. Ни в одной дисциплине не происходило столкновения такого множества столь различных парадигм. Состояние психологии в этот период представляло стадию открытого кризиса, который продолжается до настоящего времени и характеризуется разнообразием и конкуренцией парадигм. Продуктивный выход из кризиса состоит не в доминировании какой-либо одной парадигмы, не в слиянии трудно совместимых логически парадигм, а в эволюционном процессе выработки психологическим сообществом согласованного мнения об основных научных ценностях, принципах, предмете и методе психологии.

Важным психологическим направлениям, возникшим в период «открытого кризиса», явилась гештальтпсихология (приблизительный перевод с немецкого: психология формы), связанная в первую очередь с именами германских исследователей Макса Вертгеймера (1880—1943); Курта Коффки (1886—1941) и Вольфаганга Келера (1887—1967). Гештальтпсихологи выдвинули идею целостности образа, свойства которого не сводимы к сумме свойств элементов (в связи с этим часто подчеркивается роль гештальтпсихологии в становлении системного подхода, причем не только в психологии, но в науке в целом). Иными словами, восприятие не сводится к сумме ощущений; свойства фигуры, которую мы видим, не описываются через свойства ее частей.

Гештальтпсихология, возникшая как направление исследования познавательных процессов, оказала влияние на психологию в различных ее проявлениях. Предметом исследования оказались целостные структуры (гештальты), что же касается практических приложений, то они определяются тем, как используют те или иные положения конкретные направления практической психологии.

Идеи гештальтпсихологии оказались чрезвычайно эвристичными: по существу был открыт новый способ психологического мышления. Несмотря на то, что в «чистом» виде это направление в современной психологии тактически не представлено, а ряд положений частично обесценился (например, было показано, что восприятие определяется не только формой объекта, но прежде всего тем значением, которое он несет в культуре в практике конкретного человека), многие идеи гештальтпсихологов оказали глубокое влияние на развитие и возникновение ряда психологических направлений: идея целостности широко проникла в психотерапевтическую практику, а исследования мышления в гештальтпсихологии во многом определили идею проблемного обучения, и т.д.

Немецко-американские психологи Курт Левин (1890-1947) и Фредерик Перлс (1893-1970) заимствовали у этой науки ряд принципов, которые распространили за пределы психологии познавательных процессов – в область психологии личности. Курт Левин вошел в историю науки как автор так называемой «теории поля». Вслед за гештальтпсихологами (с которыми он одно время непосредственно сотрудничал) он полагал, что образ мира формируется и как целостность, и это происходит в данный момент как инсайт (ага решение). Понятие «поля» связывается Левином с системой объектов-побудителей человеческой активности, существующих «здесь и сейчас» в его психологическом, субъективном пространстве. Поле напряжено (аналог физического поля; как и гештальтисты, Левин утверждал тождество физических и психологических закономерностей), когда возникает нарушение равновесия между индивидом и средой. Это напряжение нуждается в разрядке, что осуществляется как реализация намерения. При реализации намерения объекты, в которых человек не испытывает более потребности, теряют свою побудительную силу. Например, если мы хотим есть, то появившийся в поле зрения бутерброд «притягивает» нас (в терминах Левина, имеет положительную валентность), но удовлетворив голод иначе, мы теряем к нему интерес. Ситуации, в которых поведение человека определяется объектами поля, называются «полевое поведение»; его «нормальный» вариант предполагает, что объект управляет поведением в силу того, что соответствует потребности. В дальнейшем от поведения индивида К. Левин перешел к проблеме внутригрупповых отношений, при этом группу он также рассматривал как целое, внутри которого действуют особые силы сплочения.

 

Фредерик Перлс – создатель одного из наиболее влиятельных направлений современной психотерапии – гештальттерапии, помимо гештальтпсихологии наследовал ряд идей психоанализа и некоторых других направлений. Хотя Перлс был противником теорий как таковых, тем не менее, он сформулировал некоторые положения, дабы не допустить превращения гештальттерапии в простое использование приемов (которых в рамках этого направления было создано чрезвычайно много).

 

Принцип целостности им распространяется и на проблему соотношения между психической и физической действительностью. Перлс считал, что любой аспект поведения есть проявление целого, т. е. бытия человека. Кроме того, идея целостности – и это уже от гештальтпсихологии – означает понимание индивида, как части более широкого поля, включающего организм и среду. В этом единстве, однако, обозначается «контактная граница» между индивидом и средой; у здорового индивида она подвижна, допуская и контакт со средой, и уход из нее. Контакт Перлс считает формированием гештальта, уход – завершением. Проблема невротика в том, что он находится в ситуации, незавершенных гештальтов, т. е. «незаконченных», неотреагированных проблем, что заставляет его жить не «здесь и сейчас», а ориентироваться на прошлое, или уходить в мир фантазий (предполагается, что жизнь в настоящем – есть истинная жизнь. Перлс этого не доказывает. Вообще, отказ от строгого обоснования – одна из примет современной психотерапии. Главное, по Перлсу – это осознавание того, что и как происходит, но не поиск причин происходящего. Главное препятствие на пути личностного роста – незавершенность ситуаций прошлого, их неотреагированность, а также боязнь пустоты, открывающейся, когда мы лишаемся привычных поверхностных способов поведения – клише, т.е. стереотипных способов взаимодействия, и игр или ролей, в которых мы притворяемся такими, какими, хотели бы быть. Открывающаяся за этим пустота обозначается Перлсом как тупик, его человек обычно избегает, возвращаясь на поверхностные уровни поведения; но если человек способен поддерживать сознавание в пустоте, то это приводит к «внутреннему взрыву», переживаемому как страх смерти или смерть, а затем – к внешнему взрыву – вспышке: эмоций (гнев, горе, радость жизни), что знаменует возрождение человека, отреагирование того, что ранее сдерживалось, отвлекая на себя часть, энергии, невозможность жить в настоящем.

Одним из ведущих направлений современной зарубежной психологии является гуманистическая психология, обозначающая себя как «третья сила» в психологии, противопоставленная психоанализу и бихевиоризму. Возникновение названия и формулирование основных принципов связано с именем американского психолога Абрахама Маслоу (1908—1970); это состоялось в 60-е годы нашего столетия. В центре гуманистической психологии — понятие становления личности, представление o необходимости максимальной творческой самореализации, что означает истинное психическое здоровье.

Обозначим основные отличия гуманистической психологии от первых двух «сил» (психоанализа и бихевиоризма). Индивидуальность в гуманистической психологии рассматривается как интегративное целое; в противовес бихевиоризму, ориентированному на анализ отдельных событий. В гуманистической психологии подчеркивается нерелевантность (непригодность) исследований животных для понимания человека; этот тезис также противостоит бихевиоризму.

 

B отличие от классического психоанализа, гуманистическая психология утверждает, что человек изначально добр или в крайнем случае нейтрален; агрессия, насилие и т.п. возникают в связи с воздействием окружения.

Наиболее универсальной человеческой характеристикой в концепции Маслоу является креативность, т.е. творческая направленность, которая врождена всем, но теряется большинством в связи с воздействием среды, хотя некоторым удается сохранить наивный, «детский» взгляд на мир.

Наконец, Маслоу подчеркивает интерес гуманистической психологии к психологически здоровой личности; прежде, чем анализировать болезнь, нужно понять, что есть здоровье (в психоанализе Фрейда путь обратный).

Эти принципы в основном распространяются и на другие гуманистические концепции, хотя в целом гуманистическая психология не представляет единой теории; ее объединяют некоторые общие положения и «личностная» ориентация в практике — психотерапии и педагогике.

Мы рассмотрим гуманистическую психологию на примере взглядов А. Маслоу и К. Роджерса.

«Сердце» концепции Маслоу — его представление о человеческих потребностях. Маслоу полагал, что потребности человеку «заданы» и иерархически организованы по уровням. Если эту иерархию представить в виде пирамиды или лестницы, то выделяются следующие уровни (снизу вверх):

  1. Базовые физиологические потребности:
  2. Потребности, связанные с безопасностью.
  3. Потребности, связанные с любовью и приятием.
  4. Потребности, связанные с уважением других и самоуважением.
  5. Потребности, связанные с самоактуализацией, или потребности личностной состоятельности.

Общий принцип, предлагаемый Маслоу для трактовки развития личности: нижележащие потребности должны быть в какой-то мере удовлетворены прежде, чем человек может перейти к реализации высших. Без этого человек может и не подозревать о наличии потребностей более высокого уровня. В целом, полагал Маслоу, чем выше человек может подняться по лестнице потребностей, тем больше здоровья, гуманности он будет проявлять, тем более индивидуален он будет.

Задача человека, по Маслоу, стать тем, чем возможно – а значит, быть собой в обществе, где условия не способствуют этому. Человек оказывается высшей ценностью в человеческом обществе.

Понятие самоактуализации оказывается в центре концепции одного из наиболее популярных психологов XX века (в основном среди практиков – терапевтов и педагогов) Карла Роджерса (1902–1987). Для него, однако, понятие самоактуализации оказывается обозначением той силы, которая заставляет человека развиваться на самых различных уровнях, определяя и его овладение моторными навыками и высшие творческие взлеты.

Человек, как и другие живые организмы, полагает Роджерс, имеет врожденную тенденцию жить, расти, развиваться. Все биологические потребности подчинены этой тенденции – они должны быть удовлетворены в целях позитивного развития, и процесс развития протекает несмотря на то, что на его пути встают многие препятствия – есть много примеров того, как люди, живущие в жестких условиях, не только выживают, но продолжают прогрессировать.

По Роджерсу, человек не таков, каким предстает в психоанализе. Он полагает, что человек изначально добр и не нуждается в контроле со стороны общества; более того, именно контроль заставляет человека поступать плохо. Поведение, ведущее человека по пути к несчастью, не соответствует человеческой природе. Жестокость, антисоциальность, незрелость и т.п. – результат страха и психологической защиты; задача психолога – помочь человеку открыть свои позитивные тенденции, которые на глубоких уровнях присутствуют у всех.

Актуализирующая тенденция (так иначе обозначается потребность в самоактуализации в динамике ее проявления) – причина того, что человек становится более сложным, независимым, социально ответственным.

Первоначально все переживания, весь опыт оцениваются (не обязательно сознательно) через тенденцию к актуализации. Удовлетворение приносят те переживания, которые соответствуют этой тенденции; противоположных переживаний стараются избегать. Такая ориентация характерна для человека как ведущая до тех пор, пока не формируется структура «Я», т.е. самосознание.

Проблема же заключается, по Роджерсу, в том, что вместе с формированием «Я» у ребенка возникает потребность в положительном отношении к себе со стороны окружающих и потребность в положительном самоотношении; однако единственный путь выработки положительного самоотношения связан с усвоением таких способов поведения, которые вызывают положительное отношение других.

Такая ситуация отказа от собственных оценок в пользу чьих-то создает отчуждение между опытом человека и его представлением о себе, их несоответствие друг другу, что Роджерс обозначает термином «неконгруэнтность»; это означает – на уровне проявлений – тревогу ранимость, нецельность личности. Это усугубляется и ненадежностью «внешних ориентиров» – они нестабильны; отсюда Роджерс выводит тенденцию примыкать к относительно консервативным в этом отношении группам – религиозным, общественным, малым группам близких друзей и пр.

Возможно ли развитие на основе самоактуализации, а не ориентации на внешнюю оценку? Единственный путь невмешательства в самоактуализацию ребенка, полагает Роджерс, — безусловное позитивное отношение к ребенку, «безусловное принятие»; ребенок должен знать, он любим, независимо от того, что он делает; тогда потребности в положительном отношении и самоотношении не будут в противоречии с потребностью в самоакгуализации; лишь при этом условии индивид будет психологически цельным, «полностью функционирующим».

 

Психоанализ, бихевиоризм и гуманистическая психология представлена А. Маслоу как «три силы» в психологии. На роль «четвертой силы» претендует появившаяся в 60-е годы «трансперсональная психология», ищущая новую теоретическую парадигму, позволяющую описывать явления, не получившие достаточного обоснования в рамках «первых трех сил». В первую очередь это относится к предельным возможностям человеческой психики, к тому, что называется «мистическими переживаниями», «космическим сознанием» и т.п., т.е. формам особого духовного опыта, требующим при анализе взгляда на человека с нетрадиционных позиций; в центре трансперсональной психологии (т.е. «психологии за пределами личности») – так называемые измененные состояния сознания, переживание которых может привести человека к смене фундаментальных ценностей, духовному перерождению и обретению целостности. Лидером этого направления является Станислав Гроф, разработавший метод холотропного дыхания (холотропный – ведущий к целостности), именуемый также ребефингом (возрождение), что имеет и прямой смысл, так как в измененном состоянии сознания возможно повторное переживание момента собственного рождения, и символический – духовное воскресение. При этом методе измененное состояние сознания достигается вследствие организации интенсивного дыхания и «отключения» сознания под воздействием специальной музыки (часто говорят, что трансперсональная психология возрождает традиции язычества). Согласно представлениям представителей этого направления, проживание рождения, смерти, возрождения, других событий в измененном состоянии сознания (что часто может быть связано со страданием и его преодолением)  ведет к высвобождению, выходу за пределы себя (трансценденции) и вступлению в иные, более целостные отношения с миром. Основными теоретическими источниками трансперсональной психологии признаются, как правило, психоанализ и восточные философские системы, в частности, даосизм, с выработанными в них представлениями об энергетической основе мира.

 

Таким образом, на данном этапе можно выделить несколько основных направлений развития психологической науки:

1) развитие существующих парадигм;

2) появление новых парадигм;

3) формирование различных версий объяснительных принципов, представлений о предмете и методе психологии;

4) экспансия наиболее развитых парадигм на различные отрасли психологии;

5) развитие связей психологии с другими дисциплинами (психолингвистикой; психофизиологией; нейропсихологией; генетической психофизиологией).

 

 

Скачать лекцию Становление психологии как науки в формате Mocrosoft WORD


   
Понравилась эта статья?
Добавляй её в социальные закладки!
Помни, что именно от тебя зависит что будет на страницах интернета завтра!
Не дай рекламе завоевать интернет, цени бесплатное и качественное !!!
Печать

   

Всего проголосовало: 969
Средний рейтинг 4.8 из 5


    

----------------------<cut>----------------------
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.